Михаил (Михайло) Васильевич Ломоносов (8 (19) ноября 1711, деревня Мишанинская, Россия — 4 (15) апреля 1765, Санкт-Петербург, Российская империя) — первый русский учёный-естествоиспытатель мирового значения, энциклопедист, химик и физик. Астроном, приборостроитель, географ, металлург, геолог, поэт, утвердил основания современного русского литературного языка, художник, историк, поборник развития отечественного просвещения, науки и экономики. Разработал проект Московского университета, впоследствии названного в его честь.

Михаил Васильевич Ломоносов, ученый-естествоиспытатель 

Стихи
- 23 апреля 2014

ОДА ГОСПОДИНА РУССО

Fortune, de qui la main couronne {*},
переведенная г. Сумароковым и г. Ломоносовым.
{* Счастье, которое венчает (фр.). - Ред.}

Доколе, счастье, ты венцами
Злодеев будешь украшать?
Доколе ложными лучами
Наш разум хочешь ослеплять?
Доколе, истукан прелестный,
Мы станем жертвой нам бесчестной
Твой тщетный почитать олтарь?
Доколе будем строить храмы,
Твои чтить замыслы упрямы,
Прельщенная словесна тварь?

Народ, порабощен обману,
Малейшие твои дела
За ум, за храбрость чтит избранну:
Ты власть, ты честь, ты сил хвала;
В угоду твоему пороку
И добродетель превысоку
Лишает собственных красот.
Его неправедны уставы
На верьх возводят пышной славы
Твоих любимцев злобный род.

Но пусть великостию сею
О титлах хвалятся своих;
Поставим разум в том судьею
И добрых дел поищем в них.
Я вижу лишь одну безмерность,
Надменность, слабость и неверность,
Свирепство, бешенство и лесть.
Доброта странная! Откуду
Из злости сложенному чуду
Дается оной должна честь?

Ты знай: герои совершенны
Премудростию в свет даны;
Она лишь видит, коль презренны,
Что чрез тебя возведены;
Она ту славу презирает,
Что рок неправедный рождает
В победах слепотой своей;
Пред строгими ея очами
Герой с суровыми делами
Ничто, как счастливый злодей.

Почтить ли токи те кровавы,
Что в Риме Сулла проливал?
Достойно ль в Александре славы,
Что в Аттиле всяк злом признал?
За добродетель и геройство
Хвалить ли зверско неспокойство
И власть окровавленных рук?
И принужденными устами
Могу ли возносить хвалами
Начальника толиких мук?

Издревле что об вас известно,
О хищники чужих держав?
Желанье в мире всем невместно,
Попрание венчанных глав,
Огня и трупов полны стены,
И вы - в пару кровавой пены,
Народ, пожранный от меча,
И в шуме бледна мать великом
Свою дочь тщится с плачем, с криком
Отнять с насильного плеча.

Слепые мы судьи, слепые,
Чудимся таковым делам!
Одне ли приключенья злые
Дают достоинство Царям?
Их славе, бедствами обильной,
Без брани хищной и несильной
Не можно разве устоять?
Не можно божеству земному
Без ударяющего грому
Своим величеством блистать?

Но быть должна во время бою
На первенстве прямая честь,
И кто, поправ врага собою,
Победу мог себе причесть?
Издревле воины известны,
Похвальны, знатны, славны, честны
Оплошностью противных сил.
Худым Варроновым призором,
Упрямым и неправым спором
Ганнибал славу получил.

Кого же нам почтить Героем
Великим собственной хвалой?
Царя, что правдой и покоем
Себя, народ содержит свой;
Последуя Веспазиану,
Едину радость несказанну
Имеет в счастии людей
Отец отечества без лести
И ставит выше всякой чести
Числом своих щедроты дней.

О вы, что в добродетель чтите
Един в войнах геройский шум,
Себе Сократа возразите
За Клитова убивца в ум;
Вам будет Царь в нем несравненный,
Правдивый, кротостью почтенный,
Достойный олтаря вовек.
Тогда страшилище Эвфрата
Против венчанного Сократа
Последний будет человек.

Герои люты и кровавы!
Поставьте гордости конец,
Рожденный от воинской славы
Забудьте лавровый венец.
Напрасно Рима повелитель
Октавий, света победитель,
Навел в его пределы страх;
Он Августом бы не нарекся,
Когда бы в кротость не облекся
И страха не скончал в сердцах.

О воины великосерды!
Явите ваших луч доброт;
Посмотрим, коль тогда вы тверды,
Как счастье возьмет поворот.
Когда то к вам великодушно,
Земля и море вам послушно,
И блеск ваш очи всех слепит;
Но только лишь оно отстанет,
Геройска похвала увянет,
И смертный будет всем открыт.

Способность средственна довлеет
Завоевателями быть.
Кто счастие преодолеет,
Один великим может слыть.
Хоть помощь от него теряет,
Но с постоянством пребывает,
Для коего от всех почтен;
Всегда не низок и не пышен,
С Тиверием ли он возвышен
Или, как Варус, поражен.

Излишню радость не внушает
В недвижности своей предел
И осторожно умеряет
Неистовство успешных дел.
Пусть счастие преобратится,
Недвижна добродетель тщится
Презренный разрушать упор.
Конец имеет благоденство.
Стоит в премудрости блаженство,
Не постоянен рока взор.

Вотще готовит гнев Юноны
Енею смерть среди валов.
Премудрость! Чрез твои законы
Он выше рока и богов;
Тобою Рим, по злой напасти,
В средине Карфагенской власти,
Своих героев смерть отмстил;
Ходя в твои небесны следы,
Во время слезныя победы
В трофеи гробы превратил.

1755

<Ода господина Руссо Fortune, de qui la  main...>  Впервые  -  Полезное увеселение, 1760, янв., с. 17-23.
В отличие от соревнования 1743  г.,  когда  в  переводе  143-го  псалма участвовали три поэта, в 1760 г. на страницах московского журнала  "Полезное увеселение", издававшегося главою нового поколения поэтов М. М.  Херасковым, выступили лишь двое - Ломоносов и Сумароков. Ода Ж.-Б. Руссо, выбранная  для перевода, создает иронический и грустный образ всего XVIII  в.  -  "столетья безумного и  мудрого",  как  назовет  его  полвека  спустя  А.  Н.  Радищев.
Прихотливая и слепая Фортуна, которая, не разбирая дороги, прокатывается  по всему миру на своем колесе, вознося одних  и  низвергая  других,  становится чем-то вроде символа столетия. Г. Р. Державин, который  сам  в  зрелые  годы создал вольную вариацию на тему оды Ж.-Б. Руссо (ср.  "На  счастие",  1789), разбирая переводы Ломоносова и Сумарокова, писал, что  "последнего  слог  не соответствует высокому содержанию подлинника" (Сочинения Державина, т.  VII. Спб., 1872, с. 522).
О  хищники  чужих  держав...  -  Ломоносов  наполняет  свой  перевод злободневным политическим смыслом, который в подлиннике отсутствует (у Ж.-Б. Руссо - "безжалостные завоеватели" вообще).
Худым Варроновым призором... Ганнибал славу получил.  -  Вину  за  свое поражение при Каннах в 216 г. до н. э.  римляне  возлагали  на  консула  Гая Теренция Варрона.
Клитова  убивца...  -  Александр  Македонский  убил  одного  из  своих военачальников Клита Черного, который перед тем спас ему жизнь в бою.
...страшилище Евфрата... - Александр Македонский.
Показать полностью..
1 66
Стихи
- 28 ноября 2013

* * *

Случились вместе два Астр_о_нома в пиру
И спорили весьма между собой в жару.
Один твердил: "Земля, вертясь, круг Солнца ходит";
Другой, что Солнце все с собой планеты водит.
Один Коперник был, другой слыл Птоломей.
Тут повар спор решил усмешкою своей.
Хозяин спрашивал: "Ты звезд теченье знаешь?
Скажи, как ты о сем сомненье рассуждаешь?"
Он дал такой ответ: "Что в том Коперник прав,
Я правду докажу, на Солнце не бывав.
Кто видел простака из поваров такова,
Который бы вертел очаг кругом жаркова?"

1761

"Случились вместе два Астр_о_нома в  пиру..."  Впервые  -  в  отдельном издании  работы  Ломоносова  "Явление  Венеры  на  Солнце,  наблюденное  в Санктпетербургской Академии наук майя 26 дня 1761 года" (Спб., 1761, с. 11).
Опасаясь, что открытие  атмосферы  на  Венере,  которое  описывается  в указанной работе, может подать повод "недоброхотам наук российских" объявить новый поход против него и  науки,  Ломоносов,  наряду  с  ученым  изложением проведенных  им  наблюдений,  уделяет  в  ней  много  места  публицистически страстному отстаиванию права естествоиспытателей  на  самостоятельный  поиск истины, защите их завоеваний. Стихотворение "Случились вместе два  Астронома в  пиру..."  здравомысленным  доводом  доказывает  очевидную  истинность гелиоцентрического  учения.  Как  установлено  Д.  Д.  Благим,  содержание ломоносовского стихотворения перекликается  с  мыслью,  высказанной  автором весьма популярной в конце XVII в. книги: "Было бы одинаково  смешно  думать, что это великое светило (т. е. Солнце. -  Е.  Л.)  станет  вращаться  вокруг точки, до которой ему нет никакого дела, как было бы смешно предположить при виде  жареного  жаворонка,  что  вокруг  него  вертелась  печь"  (Сирано  де Бержерак. Иной свет, или Государства и империи Луны. М.-Л., 1931, с. 137).
Показать полностью..
19

К ПАХОМИЮ

Пахомей говорит, что для святаго слова
Риторика ничто, лишь совесть будь готова.
Ты будешь Казнодей, лишь только стань попом
И стыд весь отложи. Однако врешь, Пахом.
На что риторику совсем пренебрегаешь?
Ее лишь ты одну, и то худенько знаешь.
Василий, Златоуст - церковные столпы -
Учились долее, как нынешни попы:
Гомера, Пиндара, Демосфена читали
И проповедь свою их штилем предлагали;
Натуру, общую всей протчей твари мать,
Небес, земли, морей, старались испытать,
Дабы Творца чрез то по мере сил постигнуть
И важностью вещей сердца людски подвигнуть;
Не ставили за стыд из басен выбирать,
Чем к праведным делам возможно преклонять.
Ты словом Божиим незнанье закрываешь
И больше тех мужей у нас быть уповаешь;
Ты думаешь, Пахом, что ты уж Златоуст!
Но мы уверены о том, что мозг твой пуст.
Нам слово Божие чувствительно, любезно
И лишь во рте твоем бессильно, бесполезно.
Нравоучением преславный Телемак
Стократ полезнее твоих нескладных врак.

1759
Показать полностью..
17

* * *

Войну воспеть хочу в донских полях кроваву
И князя, что воздвиг поправку нашу славу.

1757

"Войну воспеть хочу в  донских  полях  кроваву..."  Впервые  -  в  кн.: Будилович А. С. Ломоносов как писатель. Спб., 1871, с. 296. По форме эти два стиха выглядят как начало большой героической поэмы о  Куликовской  битве  и Дмитрии Донском. Очевидно, "куликовские" вкрапления в текст трагедии "Тамира и Селим" - (см. выше) побудили Ломоносова  к  созданию  такой  поэмы.  Дело, однако ж, ограничилось лишь этим фрагментом.
Показать полностью..
10

НА ИЗОБРЕТЕНИЕ РОГОВОЙ МУЗЫКИ

Ловцов и пастухов меж селами отрада:
Одне ловят зверей, другие смотрят стада.
Охотник в рог ревет, пастух свистит в свирель.
Тревожит оной Нимф; приятна тиха трель.
Там шумный песий рев, а здесь у тихой речки
Молоденьки блеют по матери овечки.
Здесь нежность и покой, здесь царствует любовь;
Охотнический шум, как Марсов, движет кровь.
Но ныне к обойм вы, Нимфы, собирайтесь
И равно обоей муз_ы_кой услаждайтесь:
Что было грубости в охотничьих трубах,
Нарышкин умягчил при наших берегах;
Чего и дикие животны убегали,
В том слухи нежные приятности сыскали.

1753

На изобретение роговой музыки. Впервые - Покойного статского  советника и профессора Михаилы Васильевича  Ломоносова  собрание  разных  сочинений  в стихах и прозе, кн. 1. М., 1778, с. 304.
Роговая музыка возникла в России в начале 1750-х гг. (более точная дата организации первого оркестра не установлена). Идею создания  роговой  музыки подал гофмаршал елизаветинского двора  С.  К.  Нарышкин  в  1751  г.  Первое публичное выступление оркестра рожечников  состоялось  примерно  в  1753  г.
Отношение к роговой музыке было  восторженное:  "О  роговой  музыке,  нигде, кроме России, не известной, отзывались с восхищением все, кому доводилось ее слышать... Иностранцы, искушенные ценители  музыки,  знававшие  и  слыхавшие Бетховена, Гайдна и Моцарта, писали, что роговую музыку "нельзя  не  назвать божественной, потому что она  слишком  необыкновенна  для  земли"...  М.  И. Глинка говорил, что она производит "волшебный  эффект"...  Если  принять  во внимание  необыкновенную  мощность  ее  "как  будто  кипящего"  звука, рассчитанного на необъятные русские просторы (она была слышна на 4-5, а  при тихой погоде и на 7 верст), и ее репертуар, состоящий, как теперь  выяснено, главным образом из народных песен, то станет понятным, что роговая музыка не могла не очаровать Ломоносова" (Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., т.  8,  с. 1031). Специальный анализ ломоносовского стихотворения  был  сделан  в  свое время советским историком  музыкальной  культуры:  "Не  касаясь  музыки  как интимно-психологического, личного, лирического начала... не  вдаваясь  в  ее общественные или  бытовые  проявления...  Ломоносов  дает  внеиндивидуальную поэтическую картину в духе чистого  и  высокого  классицизма,  выделяя  лишь музыку как некий общий праздничный  фон  жизни.  Особенно  любопытно,  какие именно сферы выражения Ломоносов слышит в  музыке  контрасты:  "охотнический шум", который "движет кровь" - и сельская  идиллия,  рев  рогов  -  и  тихая свирель; Марс и пастораль, т. е. именно те  сильнейшие,  наиболее  типичные, "самые классические" контрасты, которые определялись  вне  чисто  лирической музыки XVIII столетия. К ним как к характернейшей условности века  и  вместе реальному "отбору" средств сводит поэт истоки роговой музыки,  полагая,  что она совместила в себе эти контрасты. Мысль столь же простая и сильная, сколь впечатляющая и точная" (Ливанова Т. Русская музыкальная культура XVIII в.  в ее связях с литературой, театром и бытом, т. 1. М., 1952, с. 64).
Показать полностью..
17

* * *

Отмщать завистнику меня вооружают,
Хотя мне от него вреда отнюдь не чают.
Когда зоилова хула мне не вредит,
Могу ли на него за то я быть сердит?
Однако ж осержусь! Я встал, ищу обуха;
Уж поднял, я махну! А кто сидит тут? Муха!
Коль жаль мне для нее напрасного труда.
Бедняжка, ты летай, ты пой: мне нет вреда.

1753

"Отмщать завистнику меня вооружают..." Впервые -  Московский  телеграф, 1827, ч. XVII, Ќ 20, с.  169.  Против  кого  конкретно  обращена  эпиграмма, неизвестно. "Завистников"  у  Ломоносова  было  более  чем  достаточно.  К литературным (А. П. Сумароков, И. П. Елагин, В. К. Тредиаковский  и  др.)  в 1753 г. прибавились еще и  придворные,  когда  стало  известно  о  том,  что императрица предоставила ему  землю  в  Усть-Рудице,  под  Петербургом,  для постройки фабрики по производству цветных стекол.
Показать полностью..
3 24

НАДПИСИ к статуе Петра Великого

НАДПИСЬ 1
к статуе Петра Великого

Се образ изва_я_н премудрого Героя, -
Что, ради подданных лишив себя покоя,
Последний принял чин и царствуя служил,
Свои законы сам примером утвердил,
Рожденны к Скипетру простер в работу руки,
Монаршу власть скрывал, чтоб нам открыть науки.
Когда Он строил град, сносил труды в войнах,
В землях далеких был и царствовал в морях,
Художников сбирал и обучал солдатов,
Домашних побеждал и внешних сопостатов;
И, словом, се есть Петр, отечества Отец.
Земное божество Россия почитает,
И столько олтарей пред зраком сим пылает,
Коль много есть Ему обязанных сердец.

НАДПИСЬ 2 К ТОЙ ЖЕ

Елисавета здесь воздвигла зрак Петров
К утехе Россов всех, но кто он был таков,
Гласит сей град и флот, художества и войски,
Гражданские труды и подвиги Геройски.

НАДПИСЬ 3 К ТОЙ ЖЕ

Металл, что пламенем на брани устрашает,
В Петровом граде се Россиян утешает,
Изобразив в себе лица Его черты;
Но если бы его душевны красоты
Изобразить могло при том раченье наше,
То был бы образ сей всего на свете краше.

НАДПИСЬ 4 К ТОЙ ЖЕ

Зваянным образам, что в древни времена
Героям ставили за славные походы,
Невежеством веков честь божеска дана,
И чтили жертвой их в последовавши роды,
Что вера правая творить всегда претит.
Но вам простительно, о поздые потомки.
Когда, услышав вы дела Петровы громки,
Поставите олтарь пред сей Геройский вид;
Мы вас давно своим примером оправдали:
Чудясь делам Его, превысшим смертных сил,
Не верили, что Он един от смертных был,
Но в жизнь Его уже за Бога почитали.

НАДПИСЬ 5 К ТОЙ ЖЕ

Гремящие по всем концам земным победы
И Россов чрез весь свет торжествовавших следы,
Собрание наук, исправлении суды,
Пременное в реках течение воды,
Покрытый флотом понт, среди волн грады новы
И протчие дела увидев смерть Петровы
Рекла: "Сей человек предел мой нарушил
И доле в мире сем Мафусаила жил".
Так, лета по делам считая, возгласила
И в гроб великого сего Героя скрыла.
Но образом Его красуется сей град.
Взирая на Него, Перс, Турок, Гот, Сармат
Величеству лица Геройского чудится
И мертвого в меди бесчувственной страшится.

1750
Надпись 1 к статуе Петра Великого; Надпись 2 к той же; Надпись 3 к  той же; Надпись 4 к той же; Надпись 5 к той же. Впервые - Изд 1751, с.  175-178. К  какой  статуе  Петра  I  относятся  все  пять  надписей,  неизвестно.
Предполагают, что здесь имеется в виду конная статуя Петра  I  работы  К.-Б. Растрелли, законченная им в 1743 г., отлитая из меди уже после его смерти, в 1745-1746 гг., и стоящая теперь в Ленинграде перед Инженерным  замком  (см.: Ломоносов М. В. Полн.  собр.  соч.,  т.  8,  с.  966).  Обожествление  Петра характерно для Ломоносова: Петр -  это  русский  бог  во  плоти,  бог-творец нового мира, бог-отец и хозяин своих детей (см. также примеч. к поэме  "Петр Великий").
Показать полностью..
3 29

НАДПИСЬ на спуск корабля

именуемого Святаго Александра Невского, 1749 года

Гора, что Горизонт на суше закрывала,
Внезапно с берегу на быстрину сбежала;
Между палат стоит, где был недавно лес;
Мы веселимся здесь в средине тех чудес.
Но мы бы в лодочке на луже чуть сидели,
Когда б великого Петра мы не имели.

1749
Надпись на спуск корабля, именуемого Святаго Александра Невского,  1749 года. Впервые - Изд. 1751, с. 181. Стихотворение приурочено к торжественному спуску на воду 66-пушечного корабля  "Александр  Невский",  состоявшемуся  в Петербурге в Адмиралтейской крепости 18 мая 1749 г.
Гора, что Горизонт  на  суше  закрывала...  -  Адмиралтейская  крепость находилась на том месте, где позднее было построено здание Адмиралтейства; с противоположного берега, где располагалось здание  Академии  наук,  огромный корабль, стоявший на стапеле, очевидно, мог представляться Ломоносову горой, закрывающей горизонт.
На быстрину - то есть на невскую воду.
Показать полностью..
1 18

* * *

Женился Стил, старик без м_о_чи,
На Стелле, что в пятнадцать лет,
И, не дождавшись первой ночи,
Закашлявшись, оставил свет.
Тут Стелла бедная вздыхала,
Что на супружню смерть не тронута взирала.

1748
"Женился  Стил,  старик  без  м_о_чи..."  Впервые  -  [А.  С.  Шишков], Рассуждение о старом и новом слоге российского языка. Спб.,  1803,  с.  149. Эпиграмма обращена против А. П.  Сумарокова,  который  в  1748  г.  закончил работу над переделкой "Гамлета" Шекспира. В сумароковской  версии  "Гамлета" Гертруда говорила:

Вы, все свидетели моих безбожных дел,
Того противна дня, как ты на трон восшел,
Тех пагубных минут, как честь я потеряла
И на супружню смерть безжалостно взирала...
Показать полностью..
14

НАДПИСЬ НА ИЛЛУМИНАЦИЮ, ПРЕДСТАВЛЕННУЮ В ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ДЕНЬ

тезоименитства Ея Величества
1748 года, Сентября 5 дня, перед летним домом,
на которой изображен был фонтан,
а по сторонам храмы мира и войны

Богиня красотой, породой Ты богиня,
Повсюду громкими делами Героиня,
Ты Мать щедротами, Ты именем покой:
Смущенный бранью мир мирит Господь Тобой
Российска тишина пределы превосходит
И льет избыток свой в окрестные страны:
Воюет воинство Твое против войны;
Оружие Твое Европе мир приводит.

1748
Показать полностью..
13

* * *

Иные н_а_ горы катают тяжки камни,
Иные к колесу привязаны висят.
Тезей сидит, к горе прикован раскаленной,
И будет век сидеть. Флегей в Геенском мраке
Ревет и жалостно других увещевает:
"Вы, сильны на земли, на казнь мою взирайте,
Судите праведно и Бога почитайте".

1747
"Иные на горы катают тяжки камни..." Впервые  -  Риторика,  1748,  311. Перевод отрывка из шестой книги "Энеиды" Вергилия.
Показать полностью..
17

* * *

Послушайте, прошу, что старому случилось,
Когда ему гулять за благо рассудилось.
Он ехал на осле, а следом парень шел;
И только лишь с горы они спустились в дол,
Прохожий осудил тотчас его на встрече:
"Ах, как ты малому даешь бресть толь далече?"
Старик сошел с осла и сына посадил,
И только лишь за ним десяток раз ступил,
То люди начали указывать перстами:
"Такими вот весь свет наполнен дураками:
Не можно ль на осле им ехать обоям?"
Старик к ребенку сел и едет вместе с ним.
Однако, чуть минул местечка половину,
Весь рынок закричал: "Что мучишь так скотину?"
Тогда старик осла домой поворотил
И, скуки не стерпи, себе проговорил:
"Как стану я смотреть на все людские речи,
То будет и осла взвалить себе на плечи".

1747
"Послушайте, прошу, что старому случилось..." Впервые - Риторика, 1748, 308. Вольный перевод отрывка из басни Лафонтена "Мельник, его сын и осел". В XX в. свою вариацию на тему этого отрывка дал С. Я. Маршак  в  стихотворении "Мельник, мальчик и осел", вошедшем в цикл "Сказки разных народов".
М.: Сов. Россия, 1984. Серия "Поэтическая Россия".
примеч. Е. Н. Лебедева.
Показать полностью..
18

* * *

Жениться хорошо, да много и досады.
Я слова не скажу про женские наряды.
Кто мил, на том всегда приятен и убор;
Хоть правда, что пря том и кошелек неспор.
Всего несноснее противные советы,
Упрямые слова и спорные ответы.
Пример нам показал недавно мужичок,
Которого жену в воде постигнул рок.
Он, к берегу пришед, увидел там соседа:
Не усмотрел ли он, спросил, утопшей следа.
Сосед советовал вниз берегом идти:
Что быстрина туда должна ее снести.
Но он ответствовал: "Я, братец, признаваюсь,
Что век она жила со мною вопреки:
То истинно теперь о том не сумневаюсь,
Что, потонув, она плыла против реки".

1747
"Жениться хорошо, да много и досады..." Впервые - Риторика, 1748,  307. Вольный перевод из Лафонтена (басня "Утонувшая жена").
Показать полностью..
21

* * *

Устами движет Бог; я с ним начну вещать.
Я тайности свои и небеса отверзу,
Свидения ума священного открою.
Я дело стану петь, несведомое прежним!
Ходить превыше звезд влечет меня охота
И облаком нестись, презрев земную низкость.

1747

"Устами движет Бог; я с ним начну вещать..." Впервые - Риторика,  1748, 239.  Перевод  начальных  строк  монолога  Пифагора  из  пятнадцатой  книги "Превращений" Овидия (см. вступ. статью).
Показать полностью..
2 18

* * *

Уже юг влажными крылами вылетает,
Вода с седых власов и дождь с брады стекает,
Туманы на лице, в росе перната грудь.
Он облаки рукой едва успел давнуть,
Внезапно дождь густой повсюду зашумел.

1747
"Уже юг влажными крылами вылетает..." Впервые -  Риторика,  1748,  156. Перевод отрывка из первой книги "Превращений" Овидия.
15